Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Андрей Гришаев

ШЕСТЬ СТИХОТВОРЕНИЙ




***
Дай мне послушать уток,
Крякающих, трубящих
В свои самодельные дудки,
Семью коммунальную эту.
 
А ты, тишина под камнями,
А ты, тишина в травах,
Я и так могу догадаться,
Что ты всегда рядом.
 
Будет мне пора закругляться,
Ложиться под шум утячий,
Черты мои заострятся,
А ведь надо бы закруглиться.
 
Но ты, тишина под камнями,
Плоская, словно блюдце,
Но ты, тишина в травах,
Заостренная – всё иначе.
 
Дорогие друзья, подруги,
Так всю жизнь и проговорили,
А я всю жизнь вас и слушал.
Если б ты не была так рядом.




***
Ты нежности цветок, ты гул воды солёной,
Ты входишь запоздало в дом.
И дом плывет, бесцветный и влюблённый.
Как сладок первого прикосновенья гром.

Беспечных дней люблю простое назначенье
И осязания простую красоту,
Когда горит стыдливое свеченье,
И тёплый плод я подношу ко рту.

О чём сказать могу – о том, что происходит
Со мной, сейчас, и больше, чем со мной.
Так ясный гром, смертельный, сладкий входит
В пятиэтажный дом земной.




У вокзала

Жизнь озиралась у вокзала:
Никто её не провожал.
В вагон взошла и заскучала.
Налево тронулся вокзал,

Поехали дома, деревья,
И прошлого уж не вернуть.
Газету разверни скорее,
Внимательна, серьёзна будь.

А я уж как-нибудь, помалу
Перекантуюсь, отлежусь,
К весне доеду до вокзала,
В деревню к бабушке вернусь.





***
Вешние воды
С далёких полей.
Сладкие годы
Поёт соловей.

Город и ветер,
Прозрачный апрель.
Не по сезону
Доносится трель.

Не по сезону
Дома и огни,
На горизонте
Прозрачные дни.

Талые воды,
Извивы ручья,
Сладкие годы,
И песня ничья.




***
Скажу – не поверят. Зачем
Мне это рассказывать всем?
Как что-то горело, цвело
И жизнь изменить мне могло.

Какая-то тонкая нить,
Прикосновенье одно.
Какая-то горе-тоска,
И хлеб, и вино.

Нет смысла о том говорить.

А я, я по-прежнему жив.
И ты рядом со мной.
Октябрьский дождь некрасив.
Пора возвращаться домой.

Чтоб лист золотой летел,
Прячешь ты слёзы свои,
Чтоб ангел пел в высоте
Об осени и любви.




***
Поросёнка зарезали тайно,
Чтоб Антошка не плакал его.
Золотые грибы и сметана,
И картофеля жёлтый пример.

На тарелке рождественской залпом
Бедный хрюшка в сметанных грибах,
Окруженный спасительным салом,
Спутник зимней бутылки вина.

Пусто нынче в сарайчике лютом,
И лоханка пустая стоит,
Поросенок, отважный малютка,
В этой чистой жилплощади жил,

Ел он всё, что ему подносили,
Благодарно и бережно спал,
Но живого его зарубили,
В непонятную двинули печь.

Если б мог поросёнок словами
Сквозь космический зыбкий огонь,
Сквозь оладьи, салат и салями
Достучаться, дойти, докричать,

Он сказал бы: не надо, Антошка,
Не горюй у тарелки, взгляни:
Впереди – непростая дорожка,
Впереди – непростые огни,

А сейчас – только слёзы и детство,
Рождество и в ночи огоньки,
Кулебяки тончайшее тесто,
В раскалённой печи угольки.

Как помочь журналу