Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Андрей Пермяков

 

ВОЛОГДА ПЛЮС

 

Очередной, уже восьмой по счёту  «Плюсовой поэзии», прошедшей в Вологде с 3 по 5 ноября, я ждал с некоторой тревогой: не будет ли снижения планки? Всё-таки основной костяк авторов определился несколько лет назад — а это чревато возникновением очередного междусобойчика. Да и зрителям регулярные встречи могли поднадоесть: Вологда всё ж не самый крупный по численности населения город Русского Севера.

Опасения были напрасны. Уже на экскурсии по городу и Спасо-Прилуцкому монастырю порадовало обилие новых для фестиваля лиц. Общались, знакомились, гуляли по городу, ведомые руководителем местного отделения СРП Еленой Волковой.

На встрече с петербургским режиссёром и сценаристом Владимиром Непевным стало ясно, зрительский интерес с каждым годом только растёт: мест в зале хватило не всем. Собравшимся показывали фильмы «Пришелец» о Викторе Сосноре и «Анна Ахматова и Артур Лурье: слово и музыка». Смелый ход режиссёра – в «Пришельце» главный герой не произносит в кадре ни слова – себя оправдал: Соснора получился куда ярче, чем в большинстве литературно-критических статей.

Далее свершилось формальное открытие фестиваля, презентация тепло принятой книги Елены Генерозовой «Австралия» и литературное знакомство гостей. Атмосфера сделалась тёплой, колышущейся, а понятие о времени — чуть размытым. Но следующий фестивальный день был уже на пороге.

Открывавший его тренинг Евгении Вежлян «Для тех, кто хочет стать критиком» следовало, вероятно, назвать: «Для тех, кто очень хочет стать критиком». Всё-таки девять часов утра — время экстремальное. Впрочем, Евгения сразу после этого тренинга вместе с Галиной Щекиной и Еленой Колядиной стала вести семинар прозы. И, очевидно, энергии ей хватило: уже вовсю шёл Вечер брутальных поэтов, а прозаики всё спорили.

После семинара у нас с Евгенией состоялся разговор о локальных и общих тенденциях современной критики:

 

- Женя, Вы проводили здесь, в том числе, и мастер-класс для будущих критиков. Насколько полезными могут оказаться такие вот разовые события?

- Начну с довольно очевидного тезиса, что Россия — моноцентрична. И этот моноцентризм проявляется в самых разных областях нашей жизни, причем проявляется скорее не как фактор развития, а как фактор торможения. В отношении культуры моноцентризм проявляется в некотором провинциальном комплексе, который формируется у деятелей и энтузиастов, живущих в нестоличных и некрупных городах. Дело в том, что человек очень часто «всебячивается» и вместо того, чтобы выстраивать диалог местного и столичного, местного и других регионов — впадает в «рессентимент», при котором диалог становится попросту невозможен. Это по-разному проявляется. Например, в репликах типа: «Мы вам там, в столицах, все равно не нужны», «Вы там печатаете только своих». И приводит это к тому, что все многообразие явлений, в которое надо бы как-то встроить твое, собственное, начинает уплощаться до элементарной оппозиции «свои — чужие», «наши — не наши». При этом «наши» — это местные, а «не наши» — все остальные. А отсюда вытекает, что «не наши» и «чужие» — враждебны, не интересны, мы их игнорируем. Знаем и читаем только своих. И остаемся вне контекста. Выпадаем из времени. К сохранению своеобразия это имеет мало отношения. Для этого как раз нужен диалог, контекст.

Это я к тому, что если проза, поэзия и другие области оригинального сочинительства в регионах — во многом благодаря интернету — постепенно отходят от этого синдрома, и мы можем назвать очень сильные и интересные региональные школы, такие как, скажем, уральская или дальневосточная, та же вологодская — Ната Сучкова, Данил Файзов, Антон Черный, то с критикой в этом смысле гораздо хуже все обстоит. Потому что критика, чтобы быть адекватной, требует вживания в контекст, отслеживания процесса. В общем, некоторых специальных сведений, не все из которых можно добыть, живя вне непосредственных мест протекания литературных событий. А позиция, описанная нами выше, приводит к тому, что критика становится критикой в прямом смысле — то есть «разбором полетов».

Между тем, если это «всебячивание» преодолеть, то «внестоличность» как осознанная позиция критика, которая задает «оптику», особость взгляда на литературный процесс дает довольно продуктивный результат. Таковы Сергей Беляков и Кирилл Анкундинов. С ними можно соглашаться и не соглашаться, но то, что они делают, имеет отношение к литературному общему. Иная стратегия у Евгении Риц, которая часто выступает как автор рецензий в столичных изданиях.

И вот я считаю, что мастер-класс по критическому «райтингу», подобный тому, который я пыталась сделать на вологодском фестивале, может ситуацию немного сдвинуть, сделать более диалогичной и более продуктивной. Собственно, я говорю о райтинге потому, что я пошла более «западным» путем. Я исходила не из готовых текстов, написанных участниками семинара, а из того, что в мастер-классе могут участвовать все желающие, в том числе и те, кто вообще не очень представляет себе, что такое критика.

На мастер-классе рассматривается произведение, а затем я рассказываю про то, как можно оформить и записать полученные наблюдения и выводы по законам литературно-критического высказывания. Естественно, я не считаю, что так можно стать литературным критиком. Это всего лишь пример, импульс. Потому что критика начинается с создания пространства диалога о текущей литературе. Если его нет — критический дискурс не рождается.

- Предполагаете ли Вы дальнейший контакт с вашими слушателями?

Конечно же, я бы хотела продолжать общение с участниками. Но боюсь, что может не хватить времени и физических сил.

- В Вологду приехало немало уже известных Вам авторов. Открылись ли они тут Вам с какой-нибудь неожиданной стороны?

- Скорее, это было закрепление впечатления. Впрочем, я была так озабочена своими мероприятиями, что могла пропустить что-нибудь важное. Хотя для меня некоторым открытием стали Анна Мамаенко и Антон Черный. Со стихами Антона столкнулась на фестивале в первый раз, а Анну читала раньше. И, да: на фестивале я увидела её тексты по-новому.

- Такая насыщенность фестиваля не показалась избыточной?

- Нет, не показалась. На то он и фестиваль.

 

И убежала. Очевидно, слушать брутальных поэтов. Их собралось довольно много, и поступили с ними сурово: заставили читать с лестничной верхотуры Вологодской областной научной библиотеки в холл, где сидели зрители. Впрочем, акустика тут отменная и читать было приятно. На слух первенство по аплодисментам разделили москвич Герман Власов и удачно включившаяся в мужскую компанию Анна Мамаенко из Краснодара.

Ярким событием фестиваля стал «Поэтический проездной»: поэты и барды ездили по городским маршрутам и читали стихи в троллейбусе. По пути к этому транспортному средству мы поговорили с одним из организаторов «Плюсовой поэзии», Натой Сучковой, только что вместе с Асей Анистратенко и Ольгой Нечаевой проведшей семинар поэтов:

 

- Ната, фестиваль, безусловно, состоялся и состоялся уже далеко не в первый раз. Фестиваль растёт, меняется. Сохраняется ли все эти годы какая-то единая концепция: скажем, знакомить вологодских любителей поэзии с современными авторами, либо напротив — представить региональных поэтов столичным критикам и издателям?

- Концепция фестиваля не меняется, она, собственно, заложена в его названии. «Плюсовая поэзия» - это много поэзии плюс немножко чего-то еще. А вот этот плюс каждый раз разный – если в прошлом году это была проза (приезжал замечательный прозаик из Петрозаводска Дмитрий Новиков), то в этот раз, например, к поэзии мы «плюсовали» кино Владимира Непевного. Так вот этот «плюсик», он, на взгляд организаторов, каждый раз придает фестивалю немного остроты.

- В России проводится много литературных фестивалей. На ваш взгляд, фестивальный процесс — он относительно единый или каждое мероприятие само по себе? Скажем, «Плюсовая поэзия» и проходящий здесь же каждой зимой «М8» — насколько разнородные события?

- Вектор фестивального движения, несомненно, един: с одной стороны, это желание организаторов познакомить публику (в том числе региональную) с современной поэзией во всем ее многообразии, с другой – создать для участников и гостей площадку для внутрицехового общения. Но каждый из фестивалей, на которых, к примеру, я лично за последние пару лет побывала, все же отличается «лица необщим выражением». Надеюсь, наш тоже. Что же касается двух вологодских фестивалей – «Плюсовая поэзия» и проводимый «Культурной инициативой» «М8», то мне они интересны оба. У «М8» более четкая направленность на «приглашенный» характер гостей и участников, плюс он заявляет о себе как фестиваль «актуальной» поэзии, гости его, как правило – столичные (Москва, Санкт-Петербург) авторы, с которыми фестиваль подробно знакомит заинтересованных вологжан. «Плюсовая» - более демократичная площадка: в рамках программы есть несколько мероприятий, где мы даем возможность высказаться начинающим авторам, в том числе и в формате свободного микрофона. К отличиям же отнесу и семинары поэзии и прозы, которые уже традиционно проводит «Плюсовая» для молодых. Региональная составляющая у «Плюсовой» более обширна – участники и гости приезжают не только из столиц, но очень много заинтересованных из районов области, из Череповца, Ярославля, да и вологодские авторы представлены в большем объеме. Но в целом – фестивали дружественны, какого-то противостояния я не замечаю, напротив, есть ощущение, что делаем общее дело и дело нужное.

Отдельно хочу отметить, что над проектом фестиваля работает команда единомышленников, каждый из членов нашего оргкомитета – уникален и прекрасен, хочу еще раз поблагодарить Елену Волкову, Марию Суворову, Нину Писарчик, Ольгу Кузнецову и всех-всех-всех, кто помогает «Плюсовой».

 

Покинув литературный троллейбус, участники и зрители переместились в Драматический камерный театр, где Мария Маркова представила свою книгу «Соломинка».

Там же, в Камерном, прошли ещё одни поэтические чтения, а завершилась программа дня в Доме актёра. Впрочем, слово «день» тут не совсем уместно: «Свободный микрофон» только согласно официальному расписанию должен был работать до полуночи, а на деле всё продолжалось куда дольше. Некоторые малосознательные авторы залезали в Дом актёра через окно. Благо этаж полуподвальный.

Удивительно, но и последний фестивальный день стартовал по расписанию. Даже круглый стол «Свободный критик — утопия или реальность?» в десять утра собрал всех ожидаемых участников: Элю Погорелую, Галину Щекину, неутомимую Евгению Вежлян и много желающих принять участие в дискуссии. К слову, возобладало (хоть и с оговорками) мнение о том, что свобода критика это нечто из области преданий.

А потом началось самое красивое из фестивальных событий. «Вечер прелестных поэтесс» уже своим названием обещал море эстетического удовольствия, да ещё и прошёл он в правильном месте: на той же Ленинградской улице, неподалёку от Дома актёра, расположен «Музей забытых вещей». Никакого отношения к рассеянным людям он не имеет, а содержит в себе коллекции предметов ушедших эпох — от голландского аквариума позапрошлого века до нарядов модниц времён Александра Блока. И метод представления совсем не музейный, а скорее хозяйский, уютный.

Вот в зале этого особняка прелестные и читали, удивительно с ним совпадая – вопреки различию своих поэтических миров. Таков, очевидно, там гений места. Елена Пестерева, Наталья Полякова, Ната Сучкова, Регина Соболева, Лета Югай, Ирина Каренина, остальные девушки — все попали в тон музея.

 

Ближе к своему завершению фестиваль вернулся под своды Областной научной библиотеки, в ее читальный зал. Наталья Полякова презентовала тут свою «Сагу о московском пешеходе», а Ольга Нечаева — юбилейный выпуск альманаха «АлконостЪ».

Однако в большей мере итоговые встречи фестиваля были посвящены региональным событиям. Казалось бы, многого ли можно ждать от местного книжного издательства «Легия»? Оказывается, немало. Например, весьма интересной показалась книга Максима Крутикова «Белый чай». Сам автор относит себя к категории начинающих, но если и так, начал он уверенно.

Кодой трёхдневного праздника стал сороковой день рождения городской литературной студии «Ступени». И опять: событие могло б показаться дежурным, когда бы участниками этого объединения в разные годы не были Галина Щекина, Антон Чёрный, Мария Маркова, Андрей Таюшев, Маша Суворова, Данил Файзов, Ната Сучкова – авторы, известные теперь далеко за пределами Вологды.

Очередной фестиваль «Плюсовая поэзия» завершился. О перспективах говорить опасно: можно ведь и сглазить, но пока никаких признаков осени, вопреки срокам проведения, не заметно. Наверное, свою роль тут играет редкое в иных локациях единство поэтических объединений, независимых литераторов и учреждений культуры. Традиции, конечно. Но в первую очередь — настрой организаторов. Их, я бы сказал, «понимающий энтузиазм», когда желание и способности к организации масштабных литературных мероприятий совпадают с осознанием векторов литературного процесса и доброжелательным вниманием к представителям самых разных поэтических течений.

Как помочь журналу