Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Илья Риссенберг

 

ПОРЯДОК ВЕЩЕЙ

 

 

***
- Порядок подобных вещей безобразен своим чередом.
Среда для начала субботы, рядовичи, в дружбу дана вам
С Адамом, в зубовном забвенье согласья с ущербным трудом, -
Посуда, пуста подаяньем, позванивает под диваном.

Компашка в молчанку пешком путеводной пустыне по ту
Страну, где окраинный знак отрешённого кумполом ока
Услышал знакомое "Страшный" и вышел в холодном поту,
Из опыта млечного знака заимствуя капельку сока.

- Подайте на донышко брения чревовещанья треньбрень:
На гречку припадком сирени, на манку намёками градин;
Россия избранница росстани, северный путь однократен, -
Лет семь постоянному дому зимолвит потерянный день.

Подобно ленд-лизу окно, и, как Нельсон, лесник одинок.
Люблю, - Альбион Океану, - несмейную бедную Лизу,
Порталом пернатого флота ухоленный разум. Холизму
Трезубо парадная Темза близка промеж бутсами с ног
Обеих сползающим теменем; пяля свет-за-очи линзу,
Кремля-т-архитексты-цариц материнским и матричным краем,
Краснеет Майдан ли, Тахрир - существит постыженье Мицраим,
Хорьки-ть-мы из ста-й-тихари, проездной лесостепью мерцаем.

 


***
Земной колесничий аварии устную кровь
Смывает письмом из космической чаши вверх дном,
Сквозь время ревмя хворызгает посмертную хворь
Скрипторий хронической скорби о скрипе дверном.

Как спицей сонзая ступени сознанья, не спим,
Яаковы лествия вот-я-творящих ночей,
Поэзии трепет пернатый впервой нестерпим -
В неб-ось заточил бы и вточь всенисточник ничей.

Забыть многоточную кровь - именины в Саду
Пребытной работы, - историк. попробуй застрянь:
Не в гланду Иосифу глиной забитый сосуд,
Про-снимка-сапфир-изнесу нестерпимую рань.

За мель Атлантиды замочен титан Океан;
Пальмирою гипербореи следы замели..,
Замётан Иона в скитах, китоврас окаян,
Но капелька неба питает глазницу земли.

Подол Подаянью и плод Вертограду вернуть
Попуткой потопа, Большой, по этапу погодь
Двусветный завет десятины, - ступенчатый путь
Пяти этажей провожает на тот же погост,
Где третий внутри проживает: на впалую грудь
И певчую пулю, поди, уповает Господь!

 


Евро-1.

Где источник таксяк и отличник извлёк
В по уроку рассрочку на риска утёк
Протиктакивать правду и ложь его,
Вопрошанье ответствует ночью и днём
Утолить венценосную весть об одном
Обладателе титула прошлого.

По Андрею мольба, по майдану футбол...
Молодого огня миголобый убол,
Многолюдным боленьем обугленный,
По ревнивому гимну равнит времена
Революций, целительных травм рамена,
Лубяной перелом онелюбленный.

Недреманное недро, и овидь, и твердь,
И нетварного храма последняя треть,
Дом собора и хлама огрудище -
Отросила, набросила, плащет краса,
Ради градинки слёзной в ударе, гроза
Всей душою сжимает грядущее.

 


Евро-2.

Жёлтой и синей каймами на блюде
Речь англичанка в долгу для приличия.
Жизнь округлил окоём - многолюдье.
Смотрит онлайн угловая гледичия.

Бронзовой эры кобзарь..: перспектива
Сводится ввысь голевою традицией -
Вспышки ракетной плакучая ива,
Склонная к водам небес возродиться ей.

Бровка трусцой - тренировка для слабых.
Сняты трущобы сполохами-птахами.
Снитие-скрежет заоблачной славы.
Облик табло на скрижалях двутаймовых.

Воинский строй до имён пересчитан.
В точном ударе составы и роспади.
Счёт упокоится во поле чистом
Взятием врат вечнохрамовых, Господи!

 

 

***
- Марш, натюрморт в материнских тормашках, картинки
Вышли бы в правоцентристских тонах сингулярного
Спектра левше подковать вековые ботинки! -
Грязь глазомера спирального грянула заново.

Бьёт на эмоций двусмысленный цвет авиация
Банковых шейхов за скрапленный газ: из потёмок
Искрой надзорной от ласковых ясных взмывается
Глаз наутёк безошейных созвездий кутёнок.

Нищий помещик, ищу еженощного сменщика
Месту живому в его занебесном аспекте
Воском по осени: правнучка. песенка, нещечко,
Косточкой дух перемелется в пищу, в пакете
Буквиц щеночек смешает в дырявом черне мешка -
Праведник мешкает - тень скоротечной аптеки,
В центре ошейника взвизгнет ищейка-ущелинка,
Подвиг повального выползня из-под опеки
С пользой подпольному оползню от ипотеки -
Исполу послан псалом и слепцу в тюбетейке, -
Полдник подвального выползня из-под опеки
Плащет ищейка, пле-каются мощи отшельника,
Ношей гроза угрызенна, и нежной душе легка:
Желюшка, плоша, лежанка, землишка, проплешинка
Селезня - помощь священника больше волшебника, -
Бабушка зенкам слезинку вернёт из пипетки.

 


***
Тезоимя волнует фан-зону майдана -
Вмиг Таврида Кубани погибла навек:
От потопа до опыта древний побег,
Твердь смоковного древа в тени от Адама.

Что же петь вам теперь, если при смерти вор,
Припевавший варенью подножную дичку,
Материт метеор; красных карликов хор,
Кто куда разбегаясь, - в петлице гвоздичку?

Сироте и вдове удовольствие сферу
Бесполезных полозьев отведать: люблю! -
На десерт из духовки над водами блюд
Ненавидя донельзя ответное: веруй!

Коль слободку библейски любить не с руки -
Далека и неславна больничной тюрьмою, -
На челпан затянулись про соль чумаки
Ближе к чермному мёртвому чёрному морю.

 


***
Ни пяткам ни рёбрам о сердце своём
Несказанны от сердца
Толчок пакленогий сверчок домовой
Поклянись опереться
Пера не смягчая дымя на подъём
Малой мерой заботца
Речонки Немышли в душе мировой
Сквозь Реченья забьётся

Под облаком славы на свет сведена
Оседала свидина
Седое корчевье и серый сарай
Свечерила картина
Для вёрст полустанка просила страна
И для сына работы
Соборною россыпью угол и край
Устрояли сироты

Вдовцу искромётную звать красоту
Раскрывает из слени
Росинка крапиве и полоз траве
И вселенские сени
На царскую кровь окропляет строку
Черновой ежевичник
С нулём одиночка скрижалит завет
Ежевечий двоичных

 

 

***
Содеянного слёзы позади
Наследуя исконную основу
На славу к парадизу доползти
По сплавленному воздуху лесному

Дневальная линейка продлена
Не валкой меледой миростроенья
Но светлым ликом ливня пелена
И вдоль стволов медовое струенье

 

Молочной строчкой милуя казня
Закатную экзотику зарницы
Молчаще назлопоминал сквозняк
Наполненные порознью глазницы

И главное умелый на бегу
Молниеносный стебель Бога дело
Плетенью слов до судороги губ
В столицы даль дорога столбенела

 


***
Умолк пернатый дух вздыхает мол промок
И судя по себе часы бесследны
Сегодня тих петух стихия под шумок
Чистилищу обещанной беседы

Пожалуй пожалей нисходит лишь сейчас
Помилованьем имени взапламя
Целованный елей из пагубы сочась
В свечном помине с вечность между нами

Кровители веков и выкроен людьми
У тьмы камней омытых на скамейку
Холодный холм покров скудельный из любви
Взаимной горизонта на скуфейку

Там лебедь чист фонтан сюиты ледяной
Фантомное мерцанье оперенья
Факт фатум фат смутьян стемнееет под фатой
Денница двуединого паренья
Пой целомудрен тайн соитный разнобой
Русалку реченьку Днепра и Рейна

Поэт сверяет путь по третьему из двух
Потерянному кровью метонимий
Отверстому свернуть оплакивая дух
По капле заподлик да не отнимем

 


***
Слёзной просьбой росной в прахе тьме потехе
Возвращён сиянью листобой
В корпус купоросный искренни прорехи
Зрительно взращённые Тобой

Кронный зырк сокрою Замысел древесный
Не на дне ль затменном озарим
Скоростью мирскою скован сверк небесный
Замирать пред образом Твоим

Скорбью всё неслышней вычурной глазнице
Скрип вечерний скриптор черновой
Скарбом ко всевышней истине инице
Нищее ничто из ничего

В ночь о смертном верном вечности заветной
Плачется легчайший оборот
Ветра в лицемерном равенстве рассветной
Плащанице ангельских сфирот

По заслуге тайной твой ли угол круг ли
Равных нет ни храма ни гроша
На Руси Украйной та виной на Гугле
Мировая грешная душа

Рушится присяга Мир проржавлен ложью
Должен ты тебе ль поди пойми
Белым снегом стяга примет помощь Божью
Брошенный без помощи людьми

Маятник полночный ранит штукатурку
Тронет шторку памятный бульвар
Школьный толь потёчный украшает шкурку
Столи древожизненный бювар

 

 

***
Неалчные мясы духовного ланча
Мыслишка угасла такая сякая
Вдох Памяти пламень сопутствовать начал
Пазгает и в душу душа просякала

Не следует сплетням о теле и свете
Стелить достославных талитов зачины
Последний светильник дышал как свидетель
Материя вечнилась дольше отчизны

Пароль и фамилия первопрестольной
Святыни над росстанью лесоповала
Воспетая искренней силою сольной
Темница сияла и мать уповала

На глаз не казнимы лезга и сутяга
И низменность городу в чин да угоду
И память не в тему и пажить не в тягость
Согбенному небу голодному году

Осмыслит на спам клинописный картузик
Помянет картуш либидозного мыта
Мол бездну ясбе научили этруски
Неалчные мясы наличного быта

 

 

Как помочь журналу