Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Константин Матросов

 

ДВА СТИХОТВОРЕНИЯ

 

междугородний рейс

глазами шаря, как какой квазар
по скученной ватаге пассажиров,
он напрочь обокрал автовокзал,
в нутро изгвазданное положив их.

чуть погодя, в салоне надышав,
снимают люди шапки и береты,
расстёгиваются, мусолят шарф
и мнут в ладонях рваные билеты.

моргает красным глазом светофор,
и, потому что стало чуть теплее,
одни заводят вялый разговор,
другие то и дело тычут в плеер.

случайные, пришедшие сюда
из разных мест совсем чужие люди!
соседей терпят как они, когда
друг друга и не знают и не любят?

и засыпают и глядят в окно,
где всё не прекращается мельканье –
как будто крутят скучное кино
и вечер, уподобясь амальгаме,

лицо в стекле трясущемся троит,
и небо дождь высмаркивает в озимь –
хронический тяжёлый гайморит
два месяца не отпускает осень.

вперегонки из леса поперёк,
чтоб рейсу до конца не докатиться,
разбрасывая пожелтевших блох,
берёзы мчатся, словно далматинцы.

автобус, поворот очередной
преодолев, чуть завалился набок.
машины обгоняют по одной.
он пропускает их вперёд, как слабых.

вот линии электропередач
держа, идут обглоданные башни
и, разогнавшись, убегают вскачь,
на что смотреть невыносимо страшно.

оставьте нас, на счастье и беду,
в беспамятстве, по одному оставьте.
идёт автобус, комкая слюду
осенних луж на вымерзшем асфальте.



ссора

крылатый мусор реет по двору,
закрыли солнце облака.
весь город погружаться под воду
сегодня осень обрекла.

и то же самое внутри у нас
по эту сторону окна –
мы снова здравый смысл отринули,
ругаясь нынче дотемна.

ты ненавидишь всеми чакрами
своей огромнейшей души
меня и машешь, как нунчаками,
помешивая левой щи,

сосисками – привыкли ссориться,
на «раз, два, три» конфликт готов –
слова  слетают вроде сора со
сведённых судорогой ртов.

под пылесос – корягу пластиковую
стремительно ползёт змея,
всё тело тощее распластывая –
возлюбленнейшая моя.

наружу выхожу проветриться,
панельные дома во тьме
навроде некоего тетриса
в глаза настырно лезут мне.

напиться ли, сходить налево ли –
не всё ли, в общем-то, равно.
зависли на каком-то левеле
с  тобой мы очень уж давно.

и в пульте западают клавиши,
и вновь до самого утра
в мозгу моём ты не укладываешься,
однообразная игра.

на деле выброшу лишь в мусорку
я целлофановый пакет,
покамест затихает музыка
и в окнах выключают свет.

фигура в растушёвке дождика –
я через пять минут туда
вернусь, где поломались джойстики
и спутались все провода.

Как помочь журналу