Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

НОЧЬ В МУЗЕЕ: НОВОСИБИРСК

 

18 мая Городской центр изобразительных искусств Новосибирска в рамках Ночи в музее провел ряд мероприятий под общим названием «Вкус Италии».

На первом этаже развернулось импровизированное джаз-кафе с мини-выставкой «Моя Италия» картин известных новосибирских художников. Здесь же прошел джазовый фестиваль Cosa Nostra. Кроме музыки в программе были рассказы о композиторах, стилях и произведениях, импровизированные конкурсы с призами.

В одном из залов на втором этаже были представлены репродукции современного итальянского художника Мауро Коцци. Следующий зал был посвящен одному живописному шедевру – публику ознакомили с атмосферой эпохи и историей создания картины Сандро Боттичелли «Рождение Венеры». В дальнем зал можно было посмотреть чёрно-белое кино, ретро-фото Анатолия Руднева, выставки коллекционных кукол и итальянской керамики «Сохраняя традиции Ренессанса».

В центральном зале, стены которого украсили венецианские впечатления фотохудожника Андрея Дитцеля, прошла программа музыкальной классики «Вкус Италии». Прозвучали произведения Антонио Вивальди, Джоаккино Россини, Джузеппе Верди, Джакомо Пуччини, Никколо Паганини. В литературной части выпускница Новосибирского театрального института Екатерина Барбашева исполнила фрагмент «Сказок об Италии» Максима Горького.

Также все желающие могли приобрести новую книгу стихов Андрея Дитцеля «Вода Земля». 

 

Лариса Лисюткина

 

ВОДА ЗЕМЛЯ

 

Рим — город вечный. Как природа или камень. Нет ничего скучнее вечности. Поэтому в имперском Риме не остаются навсегда. А в Венецию — которая каждой минутой своего существования напоминает о непостоянстве — приезжают и жить, и умирать. Пару раз в год аква альта, высокая вода, затапливает Сан-Марко и окрестности. Ещё чаще город погружается в туман. Исчезает. Венецию то заметает снегом, то опаляет солнцем. Сан-Микеле, городское кладбище, — прообраз и острова мертвых Беклина, и вообще любой земной суши. Фигуры лодочника, гондольера, перевозчика — никуда не деться от этих ежеминутных символов.

Здесь соседствуют самая глубокая печаль и самое необузданное веселье. Чума и карнавал. В Венеции возникло первое в мире еврейское гетто. Отсюда же — Марко Поло и Казанова. Сергей Дягилев приезжал сюда летом, а Иосиф Бродский — зимой.

Итальянский язык и снег. Развешенное на просушку белье. «Видел я эту Италию на карте: сапог сапогом» — и действительно, как будто уже давно видел, как будто она и не чужая и не дальняя.


Вода течет. Земля держит. 


Андрей Дитцель

 

Андрей Дитцель – фигура уже хорошо известная в современной культурной среде. В его биографии  - первый в России однополый брак, со-родительство с лесбийской семьёй и совместное воспитание дочери. Андрей Дитцель — открытый гей, он воспринимает свою инаковость скорее как подарок судьбы, чем помеху в жизни. В 2007 году у него вышел сборник стихов SLAVISTIKA, ему предшествовали ещё три издания, которые появились в Санкт-Петербурге и в Новосибирске. 2009 год был отмечен выходом романа Кентавр vs Сатир. (Тверь: KOLONNA Publications). Он победитель русскоязычного слэма в Берлине. Читатели популярного блога andrreas в живом журнале знают Андрея Дитцеля и как фотохудожника. Именно художник, а не просто фотограф. По его работам можно составить себе представление о городах и реках Европы, куда привела А. Дитцеля щедрая на сюрпризы судьба: Новосибирск-Академгородок-Чебоксары-Омск-Барнаул-Новокузнецк и даже экзотическая станция Искитим; далее Москва, Гамбург, Берлин, Венеция, остров Мальта...

То, что выход новой книги Дитцеля «Вода Земля» совпал по времени с проведением большой фотовыставки в рамках российско-итальянской музейной ночи, в т.ч. по Венеции Бродского, в его родном Новосибирске — удача и для читателей, и для автора. Образность текста и образность фотографии дополняют и обогащают друг друга, дают возможность с разных позиций «заглянуть в душу» автора, дважды соприкоснуться с тем, как он переживает и отображает свой мир.

Из мозаики фотографий, стихов и дневников вырастает единое целое: портрет одарённого, обаятельного, избыточно эмоционального молодого человека на фоне слома советской цивилизации. Мир трещит по швам, а герой плывёт против течения. Это судьба несёт его к новым берегам? Или его тотем – Большая Рыба? Где и чем кончится путь этого Улисса? У него цель не географическая. Он путешествует в погоне за счастьем. Но это, как известно, объект мистический. И в конце пути читатель получает не хэппи энд, а самого автора, который рассказывает о себе в прошлом из настоящего. В его прозе и стихах – гулкая перекличка с античной, российской и немецкой классикой, с городским фольклором тех мест, через которые пролёг его путь. Он щедро делится своим главным богатством: полным собранием друзей, возлюбленных и людей, встреченных в долгих странствиях.

 

Романтические и ностальгические сюжеты из первой части книги (Вода) уравновешиваются гротеском, юмором, иронией и самоиронией во втором, более «приземлённом» разделе Земля. Третий раздел — не упомянутый в заглавии книги Огонь; здесь происходит переход от поэзии к прозе. Во всех трёх стихиях автору не изменяет хороший вкус, чувство меры и стиля. Читатель получает уникальный шанс временно «вселиться» в автора, через тексты и фотообразы присвоить себе его чувственность, телесность, визуальность и – last but not least – его эротическую и эстетическую энергетику. Через весь сборник проходят «красной нитью» Март, Вода, Земля, Огонь и Рыбы. Вода и Рыбы — это знаковые фигуры, они появляются в каждой новой  книге Дитцеля. Вода — его любимая стихия. Он сознательно избрал местом для жизни портовый Гамбург, где есть и море, и река, и корабельные причалы, и старинные склады по берегам длинных каналов. Вода — аналог потока времени. Рыбы — загадка. Ясно, что автор себя с ними отождествляет. Они его тотемы. Он то плывёт на них верхом по водам рек, то созерцает их летящими по небу:

 

В марте по небу скитаются тусклые рыбы.

Видишь, повсюду вода, не дождаться ковчега.

Суша все меньше. Мы гибнем с тобой. А могли бы

вместе уйти по последнему талому снегу.

(Март, с. 4)

 

А почему новую книгу открывает именно «Март»?

Может, потому что это первый месяц весны, её ещё не завершённый контур? Уже не зима, но ещё и не весна. В такой неопределённости много внутреннего напряжения, ожиданий, желаний: «Вот потеплеет, и расцветут все цветы, а я начну новую жизнь, я уеду, я изменюсь, я допишу, я договорюсь, я извинюсь, я расплачусь с долгами...». Март традиционно вдохновляет художников и поэтов. Но март — это не только проекция, не только радость будущего. Любое новое начало — это ещё и ретроспекция, подведение итогов, прощание с прошлым. Новое начало предполагает, что ты закрываешь дверь за завершившейся фазой жизни. Истории в прозе и в стихах, рассказанные Андреем Дитцелем, несёт на себе поток времени:

 

В мир приходит, входит в реку, дно теряет и плывет.

Волны носят человека как кораблик или плот.

 

Время - пятая стихия, которую автор прибавляет к четырём общеизвестным. И тут возникает - не как тема, а как настроение — идея Vanitas Vanitatis: Всё проходит, всё суета сует и томление духа. Но тема Vanitas в стихах Андрея Дитцеля не звучит как выражение депрессии и страха смерти (как это было в рамках культуры Барокко, где эта тема находится «у себя дома» и доведена до логического конца). Герои сборника время от времени умирают — например, в поэтическом рассказе «Стихи на бланке прописки». Сам же автор не стремится к выходу «в последнюю дверь», ему не близка мысль, что «Мне уже двадцать девять, было вполне достаточно». Он смотрит в лицо жизни и смерти, и он выбирает жизнь. И не просто жизнь, а возможность и необходимость счастья. Это его предъява к жизни, его conditio sine qua non. Поток времени уже вынес его на хорошие берега, которые он полюбил и с которыми сжился. С этим потоком к нему «приплыли» профессиональный успех, интересные людей в окружении, счастливое отцовство и умопомрачительные виражи в реальном и виртуальном пространстве. С неиссякающим изобилием из этого же потока ему в руки упала и эта книга, которая станет частью его биографии и будет сопровождать его в его дальнейшем пути по водам и по суше.

 

Как помочь журналу