Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Олег Юрьев


Из книги “Обстоятельства времен. Поэма”

 

 

О СНЕЖНОМ ЧЕЛОВЕКЕ


Кто-то сказал: «Снежного человека легко узнать по походке» — да, летом. Потому что у него ноги текут.

А зимой снежного человека узнать невозможно.

Если, конечно, идет снег. Если же снега нет, нет и снежного человека.

Он еще не выпал.

 


ЕСЛИ ВООБЩЕ УМИРАТЬ


Если вообще умирать, то лучше всего сесть в зеленый широколобый поезд на Витебском вокзале – прекраснейшем из вокзалов мира сего! —, доехать, качаясь на рейчатой лавке, до Павловска и, прочитав вывешенные при входе правила кормления белок (Мучным и сладким не кормить!), войти в парк.

Как известно, в некоторых местах, особенно в дальних углах определенных аллей и в среднем течении реки Славянки, Павловский парк переходит непосредственно в тот свет. У одной рогатой березы, между тех двух кленов или вот за этой беседкой туда можно войти.

Лучше это сделать до темноты, чтобы успеть к последней электричке на Павловский вокзал — прекраснейший из вокзалов мира иного — и вернуться в Петербург.

 


МОЛОДИЛЬНЫЙ ВОКЗАЛ


На вокзале города Нейштадт-на-Винной-дороге есть такие часы, что — отраженные в стекле выгородки для ожидающих — идут назад.

Кто эти часы заметит — помолодеет.

Я там пересаживался с поезда на поезд и помолодел ровно на 16 минут.

Девушки с рыжими волосами, лежащими на плечах, как лисьи воротники, на часы совсем не смотрели, а заставляли то одну ногу за другую, то наоборот — как будто им нестерпимо хотелось по-маленькому. Но им было просто холодно в оборванных джинсовых штанишках до бедренной кости. Да и молодеть им было практически некуда.

 


О ФРАКТАЛЬНОСТИ. ЭДЕНКОБЕН, АВГУСТ 2012 г.


Мой дом — снег, сверкающий, шестиугольный... — доказано еще Кеплером.

Но шестиугольного здесь ничего нет — сплошь треугольная фрактальность: треугольный лес из треугольных елей — треугольником на скале — и треугольная птица над ним — сарыч: быстро-быстро помашет треугольными крыльями и расправит их. Летит, выглядывая треугольных мышей.

Хочется нахлобучить треуголку и, задирая треугольные полы зеленого камзола, полезть в гору, к облакам. Может, там дом?

Облака лежат на склонах, как только что потушенные пожары.

Еще утром были наспринцованы по краям ослепительным воздухом, а по серединам — ослепленной водой. А сейчас — лежат и дымятся белым дымом.

Желто-красные косточки шиповника качаются на кусте, как множество крошечных птиц.

Рано позднеет.

 


ПРАКТИЧЕСКАЯ ОРНИТОЛОГИЯ


Птицы бывают скрипучие и гадючие.

Скрипучие скрипят (это они так поют), гадючие гадят.

Что не означает, разумеется, будто скрипучие не гадят. Гадят и еще как!

И при этом скрипят.

 


ЕСТЬ ГОРОД


Есть город, маленький, как птичья переносица — над плоским клювом реки, под выпуклым лбом моря. Короткая морщина на неосвещенном лице; и в эту складочку светит солнце, такое высокое, что кажется черным.

Иногда, раз в век, птица чуть-чуть шевелит головой, будто хочет проснуться и полететь, шумно аплодируя под животом крыльями.

Но крылья защемлены на востоке и на закате, а город-переносица — тяжел не повернуть головы.

Да и куда ей лететь? и зачем? — отсюда хоть двое суток лети, никуда не долетишь и до середины...

 

Как помочь журналу