Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Николай Звягинцев

 

БАЛАНС БЕЛОГО

 

 

*  * *

На пути дорожки дыма,

Где разбилась Оля С.,
Встанет город нелюдимый,
Затопляемый, как лес.

А когда по бывшей почве
Будут шастать корабли,
Как пароль случайной почты,
Я забуду про Лилит,

Что могло остаться с нами,
То, что вместе не хранят -
Чья-то книжка записная,
Чей-то пыльный парадняк.

Как судьба разбитой вазы,
Промелькнувшего лица,
Как царапают алмазом
Стёкла Зимнего дворца.

 

 

*  * *

Брат мой Тео, чего я жду -

Мои руки в сахаре, хвост во льду,

Если ближе к уху, сильнее шум.

Лучше я тебе напишу,

 

Как войти в соседнюю дверь,

Направить солнце на револьвер,

И что случится в твоей голове,

Когда увидишь в рыжей траве

 

Окна и двери такой красоты,

Глаза из олова и слюды,

Все монеты, которые ты

Мог бы выловить из воды.

 

 

 

Баланс белого

 

Вот желания, эти двое.

Как сказать, что они преступны,

Что у них разная температура,

Кратная желтому и голубому,

 

Поскольку, чем дальше я уезжаю,

Тем в мире меньше их остается –

Нерастворенных, непереводимых,

Круглоголовых и люминесцентных,

 

В домике, сделанном из ладоней,

Заблудившихся,

Настоящих.

 

 

*  * *

Когда на деревьях не будет гнёзд,

Студентка погладит собачий нос,

Скажет: «Я совсем не погасла.

Ревнивый серый, любимый красный,

Знаю, он тоже наружу маслом

Хочет рыбу – меня одну.

Вот он плывёт под вагонной сцепкой,

Чтобы сказать о моей оценке.

Я перейду к другому окну

 

И увижу немного дальше –

Все красивые ждут опоздавших,

Всех своих плюшевых постояльцев,

Всех своих бронзовых караульных.

Когда в моей жизни не будет денег,

Сколько это на самом деле,

Хотя бы в раковинах каури».

 

 

 

От Борского моста на Мочальный остров

 

Видишь, в Индии кирпичной
Согнут мир посередине.
Две луны на крыльях птичьих,
Две сходящиеся льдины.

Чкалов, Чкалов, я Мочальный,
Я сегодня твой начальник,
Я фигура цвета чая
С разведёнными плечами.

Я смотрю в тебя, как заяц,
Улыбаюсь, как паяц.
У меня перед глазами
Реки рядышком стоят.

А я щурюсь, как закройщик
Перед барышней случайной.
Кынчев, Кынчев, это Прощин,
Прощин, Прощин, я Мочальный.

 

 

 

*  * *

Отыщи меня на Гу.

Кто там движется в снегу,
Чей живёт холодный, гуглый - 
Видит белый, держит круглый,
Носит жабры и плавник,

Облака и перелески,
Крыши, двери, занавески.
Сделай близко, сделай резко,
Так, как любим мы одни.

Вдруг найдутся в самом деле
Руки, пуговицы, деньги,
Разных слов несовпаденье,
Те, кто бегает от них.

 

 

*  * *

Я сон, где ты была кротом,

Смотрел руками и хвостом.
Ищи меня в пустом пальто,
Лови в саду полупустом.

Потом зажмурься, так верней,
И быстро вспомни обо мне.
Смотри, как с крыш сползает снег,
Как просто сходит он
на не
т

 

 

*  * *

Композитор, ты карманник.

В расцарапанной бумаге,
Там, где кожа или шёлк,
Разный шум, случайный гений

Мёрзнет голый на рентгене
С перевёрнутой душой,

Чтоб другой небесный жулик
Плавал сумочку чужую,
Чтобы он увидел вдруг:
Между нотными шнурками

Пролетает плоский камень,
Режет круглые вокруг.

 

 

*  * *

Я знаю, у голоса навсегда

Есть оборотная сторона.
Это такие счастливые соты,
Где голос, который вам адресован,
Прибывает на станцию Сокол

И дальше движется по ножу.
Там нужно прыгать в кроличьи норы,
Но, чтобы вы не сломали ноги,
Я это место не покажу.

 

 

*  * *

Друзья мои, Гурзуф и Моцарелла,

Чем севернее, тем оно верней.
Наверно, мы неправильно стареем,
Неправильно гуляем по Луне.

Я слышал, как из шерсти карандашной

Под взглядами, сползающими вниз,
Вы спрашивали: "Ты нас не отдашь ей?
Не вмешивайся, лучше отвернись.

Вот столбик сигаретного восторга,
Подглядывать за ним нехорошо".

Попутчики, вас нужно ровно столько,
И чтоб никто на свете не нашёл.

 

 

Как помочь журналу