Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Нина Александрова

 

 

ПИСЬМА АРИАДНЫ

 

 

 

Страшные истории

можно не делать уроки, в раковину вылить суп
все расскажут тебе у ночного костра в лесу

 

если проснулся в холодном поту и не можешь вдохнуть
значит мертвец приходит ночью и руку кладет на грудь

 

там за оврагом - Сенька сказал, они с братом видели сами
в норе живут люди, которые воют тонкими голосами

у них одежда из шкур, а головы как у птиц
Сенька с братом сбежали тогда и не разглядели их лиц

 

в лесу непременно помни, где север, смотри, не заблудись
ночью по лесу разъезжает черный велосипедист

 

он догонит, воткнет отвертку с зеркальною ручкой в бок

утащит в чащу, выбраться еще ни один не смог

 

говорят, там его гнездо - но наверное, все-таки врут

а Наташка предупреждала, что за деревней - русалочий пруд

 

ты туда не ходи за водой - особенно по ночам,

у чужих не бери угощенье и сама не угощай


в самую лунную ночь у топкой чернильной воды

чтобы пройти в мир мертвых нужно попробовать их еды

это такой позывной, такой колдовской обряд
в мертвые не приглашают кого ни попадя, всех подряд

к черному лесу не становись никогда спиной
в зеркало не глади, если вокруг темно


не надейся на компас и не верь в гороскоп

правду знает только ученый по фамилии Пропп

 

книги его всегда носи в школьном своем рюкзаке
выучи отче наш, щепотку соли зажми в кулаке

 

если сделаешь правильно - всё на свете скроет густой туман

и игрушечный зайчик будет вечно в черный бить барабан

 

 

 

Сон и предсонье

 

 ночью вышел из комнаты в кухню - попить воды
 из темноты во все стороны тянутся туго закрученные ходы
 тайные тропы мышиные, куда чужой не проникнет взгляд
 они уводят все дальше в сны и не выпускают назад

 воздух липкий, тягучий, как сгущенное молоко,
 тащит в водоворот, глотает, урчит, утягивает глубоко.
 в омут сладкий, страшный, не бойся, шагай, шагай
 прямо за ним открывается новый небесный край
 в этих молочных реках, на этих клюквенных берегах
 вечно живут те и эти, которым неведом страх,
 вечную службу несут здесь эти и те,
 чьи глаза фосфоресцируют в темноте
 рыбой холодной и склизкими листьями льнут к твоему теплу
 и просыпаешься скорчившись в темном своем углу
 в висках пульсирует кровь с сердцебиением в унисон
 закрываешь глаза и проваливаешься в следующий сон


 сон начинает петлять, уводит в звенящую тьму
 словно в калейдоскоп глядишь на себя саму
 сны перемешались, реальность - заново проросла
 из додуманных витражей, из осколков цветного стекла
 дом, в котором ты жил - огромный часовой механизм
 ты летаешь над крышами и резко пикируешь вниз
 так, что сосет под ложечкой, и только ветер свистит в ушах
 и разноцветные точки беззвучно над головой кружат
 делаешь мертвую петлю, падаешь прямо в расправленную кровать -
 в гости пришли мертвые и живые, выпить чаю и помолчать.

 запыхавшись, просыпаешься посреди ночи, в серебряной полутьме
 в комнате пахнет снегом, дело идет к зиме
 сотни твоих тропинок закоченели во льду
 в этом больном, холодном, бесконечном году
 мы затаимся, сядем неслышно как корабли на мель
 главное это дождаться, чтобы утихла метель
 тропки из снов засыпал липкий, пушистый снег
 между сном и предсоньем прячется человек

 

 

 

Письма Ариадны

 

Душа-ворон живет с предками. Душа-филин с духами. Душа-сокол с богами. Душа-лебедь — там, выше богов, где движутся судьбы. А последняя душа, живущая с людьми, у всех разная.

 

1.

и снова пишет письма Ариадна

плетет свою отчаянную нить

в холодных детских лагерях

в больницах,

в промозглых комнатах

у стылых батарей

 

она меня во сне зовет: “Марина!”

и эхо отвечает ей “Марина”

а я не сплю, я ей не отвечаю

все эти письма - сказки обо мне

 

во сне она стоит среди поляны

и в небе снежном - ледяные звезды

она не плачет только шепчет нежно

приди и забери меня с собой

 

2.

вокруг хвоя, стекло и мишура

в руках ее - шуршащая бумага

примерзшие с трудом сдвигая створки

она распахивает стылое окно

за ним метель и ветер и зима

и ночь - она бросает в ночь конверты

бросает их в метель с остервененьем

и ветер кружит их как листья-корабли

она кричит сквозь холод и пургу

высоким голосом - ее почти неслышно

она кричит в оскаленный декабрь

приди и забери меня с собой

 

3.

 

и филин прилетает к Ариадне

садится на запястье осторожно

он говорит - я услыхал твой голос

я знаю кто ты, знаю взгляд и знаю имя

я не могу забрать тебя с собой

 

моя земля - пылает и кипит

она - огонь и топкая смола

вокруг горячие обугленные камни

и запах пепла в воздухе сухом

 

на мертвых берегах пустых морей

повсюду соляные сталактиты

песок расплавленный становится стеклом

и трескается от прикосновенья

 

я слышу запах твой - так пахнет дичь

последним выдохом, холодным липким страхом

 

твой взгляд звериный пуст

земля пуста

и на одной невыносимо тонкой ноте

рыдают демоны над черною водой

 

4.

 

и ворон прилетает к Ариадне

садится бережно на детское запястье

он говорит - я услыхал твой голос

я знаю запах твой, я знаю имя

я не могу тебя забрать с собой

 

ты - сирота среди людей и рода

нет у тебя: ни матери, ни брата

отец твой - снег, ты вся - хрустальный иней

ты - лед и камень, снег и молоко

 

твой снежный дом в далеком снежном поле

там нет дорог и нет ориентиров

тебя одну из этих снов февральских

по имени никто не позовет

 

5.

 

и сокол прилетает к Ариадне

садится на холодное запястье

я не могу забрать тебя с собою

в мой светлый дом над темною горой

 

там в воздухе пыльца растворена

земля сияет и вода прозрачна

и боги тихими ночными голосами

щебечут, принимая подношенья

 

ты - нищая и все твои дары

отчаянье и мерзлое большое

как небо одиночество, тебе

совсем не нужно благодати или счастья

в земле моей никто тебя не ждет

 

6.

 

и к Ариадне прилетает лебедь

прозрачный дымчатый сияющий последний

он как зима, его глаза как звезды

и крылья белые его как облака

 

он говорит: тебя забрать с собою,

я мог, но не успел - я помню выстрел

протяжный, медленный, тягучий. и внутри

меня - свинец, латунь, и порох, и цветы

и прорастает дробь как семена

и гибкие струящиеся стебли

и ягоды - последние мои

 

и кровь на белом, красный - на снегу

на лебедином ледяном февральском

и ягоды рассыпанные - капли

раздавленная спелая брусника

большое слабое неостывающее тело

и перья - в ледяных ее руках

 

***

я не смогу

забрать тебя с собою

ты снова остаешься здесь одна

 

7.

 

вот снег и слякоть, свет и серебро

и в кулаке зажатое перо

 

в снегу вся эта страшная страна

когда ты остаешься в ней одна

 

идти на север, запах, звук и цвет

к тому, кого на свете больше нет

 

к тому, кто никогда не будет здесь

вокруг туман и ледяная взвесь

 

ложись на воду, чтобы тихо плыть

держа в руках оборванную нить

 

 

 

Как помочь журналу