Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Литературный журнал Homo Legens


Читайте Homo Legens прямо с мобильных устройств через приложение Неолит

 

Александр Павлов

 

 

НЕДОЛЁТ

 

 

***

а. соломахе

здесь четвертые сутки промокшие стаи летят
из замерзших провинций в нагретое сытыми лето
а у нас в новый год будет трое согретых котят
замирай иногда глядя в небо и помни об этом

будут бабы в шампанском на выселках и мужиках
кончит пьяный январь отмороженным в сопли и слезы
и рука как экватором сжавшая наверняка
опровергнет любые шальные прогнозы

впереди у тебя столько лет у меня столько зим
хороводы энзим и чувствительность к дебрям природы
у того вон ларька как бессмертные поголосим
на двоих три октавы внутри остальные народы

 

 

 

***

где слова оканчиваются на -ю
облаков так мало и солнце село
приревную к высохшему ручью
заведу шарманку про было дело

блуду гладу войне череде тоске
хлебу и обернутым в злое знамя
не спускай меня по этой реке
я уже в ней дважды и вышел снами

а в ладонь осенние паучки
селят линии раньше не было будут
я в тех снах ходил по руслу реки
и туда и обратно простое чудо

 

 

 

*****

а. солеил


день ветром выгнан вон косой танцует ливень
по пажити струясь до согнутых корней
гроза из твоего выплющивает с ними
отъявленных богов по тронутой весне

так что пойдем гулять по весям дымным градом
тычинки обнулять и пестики палить
всем светлым оголясь навалимся как надо
на вычтенные в нас за минусом нули

ударит гром дурной листва прибитой ляжет
из лодки надувной бьет в дырочку струя
про то что ты со мной вся шаровая даже
не знает шар земной и не узнаю я

 

 

 

[любимая любовница подруга и жена
когда-нибудь не вспомнятся другие имена
и снизойдет затмение прозрение тая
сплошным местоимением коротким тымоя

беззвездный дождь покажется нам пылью на ветру
и то в груди отважится взорваться поутру
то бешеной морзянкой то лишь очередью влет
(когда уйдем подранками никто нас не добьет)

любовница любимая последний друг жена
граффити лет отслаивая в сколы в письмена
которыми ожившие в нас камни отомрут
любимая любовница жена и просто друг]

 

 

 

песни каллас

 

норма


застрявшему в оконченном пути
ещё предмету сданному в утиль
не хочется пол-словом беспокоить
за даль двора поджавши хвост уйти

болеем мы любовью и к богам
вериги всяким плавленные носим
ну что тебе далась слепая осень
тугой доплыть к озябшим берегам

там срублен связан воздух хоть какой
в растраченное горло мне напой ты
пока на перепой ушли брандспойты
из рек которым лодочник покой

 

E lucevan le stelle

по краю ходят каждые звездой
есть в языке простой и на постой
там кто-то в тебя выстрелил не зная
заряженный в нём или холостой

в промокшей опере когда тоска
жаклин напоминают облака
жизнь та же сука если не иная
прописка в ней не кончилась пока

 

 

26..33…41…47

д. паташинскому

осень наматывает боевой кулак
ходит нагою явь подбирает плод
шепчет любовь акбар и в нее аллах
мечет тебя из меченных им колод

это сентябрь любимая не вздыхай
жизнь собирает камни чужих смертей
воздух и магдалене иисус пока
в ней и в тебе запомни не запотей

небо раздвинет море съест языки
племя пройдет по дну оживит печаль
тысячелетний будда с твоей руки
линию начал никто в нее не кончал

 

 

дорога на юцу

дорога на юцу больна
всю высосал туман
заполнил горло ей до дна
ни жив уже ни пьян

в нее влетает говорят
дорога на джуцу
впадающие в них моря
сбегают по лицу

в глазенки фар втекает свет
им мертвая листва
вовсю молчит слепой траве
что видимо жива

 

 

antibrakes

не лапай говорит духовник
не топай в тон ему полковник
не бейся вторит им стена
не парься слышится со дна
не смей вторая и одна

не думай вписано писаньем
не здесь ползет по расписаньям
не верь не бойся не проси
грешно светло как на руси
поэтому не тормози

 

 

Как помочь журналу