Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Литературный журнал Homo Legens


Читайте Homo Legens прямо с мобильных устройств через приложение Неолит

 

Дмитрий Горенский

  

 

ФЕВРАЛЬ

 

 

 

Алла прима

Никите Литвиновичу на память

Оттого, что колёса трещат, путь петляв
То не лебедь, не щука, не рак, сторона
неизвестная карте, под уздой не каурый
а вешние годы летят, колеёй циферблатной

Как когдатошний я, завсегдатай холстин
посейчас, гордый посвист пера в толчее грифонажей
тёртой грифельной пылью на белый простор просочась
ты становишься новым пейзажем

За обрывками слов, за корявою феней души
там где почерком брошены, тысячеверстные дали
где изгибом клинка, помутневшей реки
небосвод над отчизной протянут

Схоронится тоска, из открытого сердца вспорхнет
не злореча, чтоб в отсвете кануть
под шумок убегая, в эскизы несчастной любви
наши музы про нас не вспомянут

Береги себя, словно хороший портрет
на стене для потомственной чести
избегай лишних взглядов, всеобщей молвы
дезертируй от собственной лести

Мы рождаемся помнить, а дальше вперёд
как бы ни было сиро да горько
Что зачала бутылка, продолжит стакан
в крайнем случае горло.

 

 

 

Ведуты

Разместившийся в мысль о космосе град
что расставке зеницы пожертвован дребезгом фабрик
ты не прячешь пожитки в чужой чемодан
Переулкам лицуя карманы

Обращаюсь к тебе, извиняясь за вы
Если женского кроя афронты
В этот месяц бегущий к забвенью любви
Я к тебе адресуюсь как к сводне

Зарифмованным пульсом
несясь к площадям
Новым следом по старым дорогам
Босоногим отрывком
приятых цитат
Обивая в сомненьях пороги

Я не первый кто вспомнит
но крайний кто ляпнет про вас
то не гордость, поверь
не цветенье нарцисса
Ведь не сцена меня на базар
позвала
А твоя же рука за кулисы 

Возвещаю итожа поросших быльём
промелькнувшую юность, как молодость мамы
Дней от сирой Дубравы да Пуховских снов
До шарманки резной в Колоннаде

 

 

 

***
Вглядись на миг
в морщины моря
В Неву, как в памятный альбом
Что пролистнёт за нас с тобой
нещадный перст прибоя

Словно со шпилей, как с крючков
Упав кулисой
Нева распластанно лежит
как шёлк в эскизах

Ей помнить имена мостов
длину романов
И не надетую фату
до плеч, туманом

Увы не нас и никогда, что ж право горько
Взгляни на Троицкий, ведь он
что рыбья хорда
Пусть отражения кривят рубцами волны
Мы рождены на этот свет
любить и помнить

И удивительно, мой друг
уже в посткриптум
преуспевают во втором
а в первом гибнут




Одной из близнецов
Юлии с любовью

Как видишь сталкивают дни подобострастно
Цедит осипший баритон, понотно, Здравствуй
Хоть жмени тискают пятак в витрину щуря
Пернатый тыльной стороны, открыткой к Чуду

Парит за утлый косогор, кривя пространству
позволь на миг себя урвать из лап испанца
в груди бушует мародёр да трамонтана
Он романсеро нёс к песку, чтоб нацарапать

Прошу не падай в реверанс, я не цыганю
И не блажу под помело толпе воркуя
Не под хмёльком моя дуда душой горланит
не по приказу левый трус подслепо любит

Моя милая, только годы берут без спроса
В нашем задобром мирке, даже сам себе, восстаёшь на зло
Вспомянь каким был Сирано, и то остался с носом
Кругом заполненные трибуны пустых слов

Разреши пожелать, не глаголя, судьбы
нетревожной, небренной. Спокойной
Не запутанной чувством вины
Не следами несчастных любовей

Препояшь к ней тоску, но не дольше сердечных надежд
всё-равно нам вперёд, как ни жаль, ничего не сберечь
всё-равно нам не знать, куда вешние тщат, далеко ль
Пусть глумливую тропку удач оторочит твоей колеёй

Без подарка к тебе и букетом лишь руки к спине
Голытьба, вещий слух гомонит, близоруких паяцев
Пусть же будет стоокий радушен к тебе
чтоб считать не используя пальцы

Наступившее завтра, прости. Сохнут лужи вчера
фонари утопают в кустах парусов, словно щёки у свечек
Я желаю тебе не томимых разлук, пусть юлит циферблат
колеся на счастливые встречи

Мы когда-нибудь свидимся, Господи дай
Всё расплывчатей лица, отчётливей голос
Нас сведёт оглушенный собой календарь
и ему покорившийся возраст

 

 

Как помочь журналу