Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Литературный журнал Homo Legens


Читайте Homo Legens прямо с мобильных устройств через приложение Неолит

 

Ирина Вакуленко

 

 

ВОЗДУХ

 

 

 

Герой нашего в

 

Ночью зверями становятся низкие облака,

Нюхают осторожно курящего лесника.

Трогают лапами колкость еловых лап,

В чащу сбежав от света безумных ламп:

Пьяную вахту везёт, как предметы мебели,

Кислый железный поезд с лицом фельдфебеля.

В лязге качается тамбур, холодный, чёрный.

Едет в другую книгу седой Печорин

С мерзкою справкой, без ванны и без вайфая,

Тьмы шерстяную нить на кулак мотая.

 

 

 

черта

 

Поздновато всё же настало лето.

Но чердак сушильни, объятый светом

Над цехами, пуст и сияет ветхо,

Как давно включённый большой рефлектор.

Отстояв по струнке дневную смену,

Лебеда прохладно щекочет стену.

Заводская кошка, скакнув со стула,

У ворот чету голубей вспугнула:

Вон, летят они в синеве огромной,

Поднимаясь выше и тая, словно

Два комочка розовой лёгкой пыли

За пределом, который положен силе.

 

 

 

тихое

 

Раз пирожок с повидлом открыл по-карасьи рот,

Можно к лицу поднести его, яблочный нюхать зной.

Вечер. Пустырное Тихо скоро ко мне придёт,

Спрячет в колени морду, обросшую лебедой.

Тихо моё косматое, лапы седы от пыли,

Здравствуй. Нечего делать, нечего мне сказать.

Опустели дворы до утра, наконец, остыли,

Вьюнок у стены таращит сиреневые глаза.

Ничей прохладный один сорву, и ему не больно.

Сумерки вышли из берегов поля футбольного.

 

 

 

сепарация

 

Ходит в потёмках по дому пустой дурак.

Умер, бедняга, и сам не заметил, как.

Вытащил сердце в оплётке рабочих жил,

Брюками вытер, на блюдечко положил -

Падает луч на него, топора острей.

Стены трещат, словно хворост в большом костре,

Кони безумия сонно жуют губами.

- Что ты наделал? Зачем ты? - Стоит, моргает.

 

Белое блюдце, каёмочка голубая.

 

 

 

ночью

 

Вот небитого битый на санках везёт

По фарватеру ночи -

Хруп да хруп. А небитый свирель достаёт,

Молча ехать не хочет.

Вынет сердце мелодия, станет кружить,

Пересчитывать вёрсты,

Встрепенётся в далёкой постели мужик -

О, на локоть опёрся:

Промелькнули, пропали пустырь и камча,

Револьверное дуло.

Закурить бы ему, но жена у плеча

Полчаса как уснула.

 

 

 

бессонница

 

Тихо греет половицы войлок лунного луча.

Тихо спит за белой дверью шестилетний тёплый внук.

Кровеносная система - силуэт карагача -

Проросла в окно к постели и его коснулась рук.

Приходи босым и старым в омут зеркала глядеть.

У воды в стакане ночью посторонний пресный вкус.

Ох уж мне мои привычки, вечно нечего надеть.

С высоты похожа трасса на живую нитку бус.

 

 

 

про Серёгу и сову

 

Вот Серёгин отец - тот дружил со своей головой,

А Серёга, вернувшись из армии, дружит с совой.

У нормальных сельчан к ночи водка, да мяса казан,

У Серёжи тоска. Он в машину - и дал по газам.

А во тьме полевой, торопясь утолить аппетит,

Перед пляшущим ВАЗом совища, как спутник, летит:

Ей в сиянии фар, даже лучше чем в свете луны,

Обнаглевшие к осени крупные мыши видны.

Поздно. Мечется свет, слышен бешеный шорох колёс.

На просёлке под белыми звёздами стынет навоз.

Серый топит педаль и армейские песни поёт,

И сова ускоряется тоже, и не отстаёт.

 

Как помочь журналу